Императорский фарфоровый завод

В начале XVIII века на Шлиссельбургском тракте, поближе к сырью и воде, расположились кирпичные заводы. Остатки глиняных карьеров сохранились до сих пор – между улицей Седова и веткой железной дороги (Белевский карьер).  При этих заводах в 1744 году повелением Елизаветы Петровны была организована порцелиновая (от французского porcelaine – «фарфор») мануфактура. 

К середине XVIII века фарфор перестал быть китайской тайной: в саксонском Мейсене и французском Севре уже выпускали собственную продукцию, которой остро завидовали все европейские дворы.В начале XVIII века на Шлиссельбургском тракте, поближе к сырью и воде, расположились кирпичные заводы. Остатки глиняных карьеров сохранились до сих пор – между улицей Седова и веткой железной дороги (Белевский карьер).  При этих заводах в 1744 году повелением Елизаветы Петровны была организована порцелиновая (от французского porcelaine – «фарфор») мануфактура. 

Изобретению русского фарфора отдал свой талант ученого, труд исследователя и саму короткую жизнь, - без остатка, по-русски, - соученик Ломоносова Дмитрий Иванович Виноградов.  Благодаря  труду Виноградова  «Россия обязана сказать, что русское фарфоровое производство не заимствовано извне, но национально». И мы обязаны сказать, что Д. И. Виноградов погребен в земле Фарфоровского кладбища, другая земля его не ждала.

Виноградов разработал  рецептуры фарфоровых масс, глазурей и красок, искал сырье, налаживал его добычу, очистку и доставку, проектировал обжиговые печи, попутно исследуя режимы обжига, вел испытания различных сортов топлива. Многие тонкости производства фарфора, подмеченные им, учитываются и сейчас.

Фарфоровое производство постоянно нуждалось в рабочей силе на добычах и доставке глин, топлива,  в постройках и перестройках печей, мельниц, и горнов. Нужны были и производители красок, и изготовители фарфорового сырья, модельеры и художники. В 1742 году Елизавета  Петровна восстановила в России право для заводчиков и фабрикантов покупать к заводам и фабрикам людей целыми деревнями. И так покупались к новой порцелиновой российской мануфактуре многие деревни с крепостным народом - рабочими и живописцами.

До 1757 на мануфактуре могли выполнять лишь мелкие предметы — чашечки, блюдечки, чайники, кофейники... Попытались создать большие чаши, блюда - неудача. Потом  вдруг - удача- табакерки фарфоровые. Двору понравились. Очень. Знать наша стала знати Франции и Англии табакерки в дар отсылать. И первые изделия завода, поступившие в продажу - были табакерки. Потом - шандалы, набалдашники, колокольчики, пуговицы, ложки пуншевые, пасхальные яйца, курительные трубки, К этому времени относится и создание первого сервиза «Собственного», принадлежавшего лично императрице. Изделия  были очень дороги и были доступны лишь узкому кругу приближенных. В ХVIII веке фарфор держали для престижа, в специальных кладовых, наряду с другими драгоценными вещами.

Потом, научились гирлянды делать, на крышечки наложенные - из лепных цветов... Стали понемногу возникать, еще неуклюжие, тела животных - сюжет: собака и корова нашенские, а пёс рядом - китайский (Китаю, фарфоровой державе, с шестого века секрет фарфора насмерть стерегущей — привет из России!). А живопись еще суха. Фон на фарфоре чаще пурпурный, зеленый или золотой. Однотонные повсюду букеты, - преобладают розы, - и такой же однотонный ландшафт. А чашки золотились и внутри и снаружи.

С воцарением Екатерины II ( 1762–1796 ) мануфактура была реорганизована и с 1765 года стала называться Императорским фарфоровым заводом, с поставленным перед ним задачей — «удовольствовать всю Россию фарфором». В 1765 году на заводе всего 60 человек, в школе - 19 малолетних учеников. На заводе было организовано училище (гимназия) для малолетних детей мастеровых.

Конец ХVIII века стал временем расцвета русского фарфора, а Императорский завод — одним из ведущих в Европе. Вершину славы Императорского завода составили заказанные Екатериной II роскошные сервизные ансамбли — «Арабесковый», «Яхтинский», «Кабинетский», насчитывающие до тысячи предметов. Центральную часть ансамблей занимали настольные скульптурные украшения, прославляющие деяния императрицы. С одобрения императрицы на заводе изготовили серию скульптур «Народы России» (около ста фигур), расширенную в дальнейшем типажами петербургских промышленников, ремесленников и уличных торговцев. В большом ассортименте завод выпускал вазы. Живопись гармонично сочеталась с формой, подчеркивая белизну фарфора и теплый тон блестящей глазури.

С вступлением на престол, Павел I (1796–1801) унаследовал интерес матери к фарфоровому заводу. Он обеспечил завод крупными заказами, бывал здесь сам и с удовольствием показывал его своим высоким гостям. При Павле устроен при заводе лазарет. Сервизы павловского периода не отличаются пышностью и торжественностью как екатерининские, они были рассчитаны на узкий круг приближенных лиц. Тогда же вошли в моду сервизы на 2 персоны — «дежене».

Последним сервизом ХVIII века оказался сервиз, заказанный Павлом I в свою новую резиденцию — Михайловский замок. Им был сервирован стол в канун гибели императора. По воспоминаниям камер-пажа: «Государь был в чрезвычайном восхищении, многократно целовал росписи на фарфоре и говорил, что это один из счастливейших дней его жизни».

В период царствования Александра I (1801–1825) заводом управлял доверенное лицо императора граф Д.Гурьев. Для привлечения лучших отечественных и иностранных мастеров Гурьев не жалел средств. Заведовать скульптурной палатой назначили профессора Академии художеств С.Пименова, одного из выдающихся мастеров своего времени. В 1830-х гг. личный состав ИФЗ — до 220 человек, из них 190 в производстве, 30 в конторе. В  царствование Александра гимназию при заводе заменило Училище для детей мастеровых. Успешно закончившим давались направления от завода на продолжение учения в Горный кадетский корпус.  После войны 1812-го года, в  Щемиловке строились небольшие деревянные дома, и рабочие, внеся невеликую поземельную плату, делались бессрочными наследственными арендаторами. В это же примерно время рабочим завода был открыт доступ к чинам, а заводским вдовам - к пособиям и пенсиям, сиротам - в Сиротский воспитательный дом.

Для утверждения на заводе стиля ампир были приглашены лучшие живописцы из Севрской фарфоровой мануфактуры. Однако, русский ампирный фарфор существенно отличался от севрского, Русский фарфор не столько прославлял деяния императора, а явился отражением национальных тем и сюжетов в искусстве, как, например, «Гурьевский» сервиз, ставший одой народу — победителю в Отечественной войне 1812 года.

Начиная с эпохи Александра I и до конца 60-х годов ХIХ века, особое место в выпуске завода занимали вазы. Золото стало одним из излюбленных декоративных материалов. Живопись была главным образом видовой и батальной. Вторую по значимости группу изделий составили дворцовые сервизы.

В александровскую и николаевскую (1825–1855) эпохи были изготовлены сервизы почти для всех резиденций Петербурга. Они отличались различными стилевыми направлениями. В числе других заявило о себе «русское» направление.       Историк завода о Николаевском времени на заводе говорит: «Строгий порядок, подчас даже слишком строгий, почти военный режим, но не бессмысленный гнет... Особые труды, особые заслуги каждого вознаграждались особым образом. Мастера могли быть удостоены чина и орденов с освобождением от крепостной зависимости... Практиковалось для заводских мастеров и содержание их пансионерами в средних и высших учебных заведениях: в гимназиях, Академии Художеств, Технологическом институте, Горном корпусе...».

Николаевский фарфор отличался виртуозной живописью. На вазах воспроизводились полотна старых мастеров  в основном из коллекции Эрмитажа. Копии поражали точностью и тонкостью пунктирных линий. Гамма цветов, чистота и блеск красок в полной мере были адекватны оригиналу. Развитие получили также портретная, иконная и миниатюрная живопись на вазах и пластах. Первенство завода в живописи по фарфору было подтверждено получением дипломов на всемирных выставках в Лондоне, Париже и Вене.

В 1844 году, к столетнему юбилею Императорского фарфорового завода, здесь основали музей, пополненный вещами из кладовых Зимнего дворца (решение изготавливать вещи в двух экземплярах — один для двора, другой — для музея, было принято лишь при императоре Александре III)

В отличие от своих предшественников, Александр II (1855–1881) личного интереса к заводу не проявлял. Время Александра II — время великой реформы  и  горячей борьбы  общественных  интересов,  азартной  охоты  народовольцев  на  царя, увенчавшейся убийством его. Одновременно это была эпоха освобождения крестьян, усиления Славянской идеи.

 В 70-е годы производство фарфора сократилось, сохранялись лишь праздничные пасхальные и рождественские поднесения ко двору, установленные еще при Павле I, завод продолжал работать на пополнение сервизов дворцовых кладовых. Размеры изделий были уменьшены, отделка и декорирование стали гораздо скромнее. При всем разнообразии форм, это были в основном копии старой европейской и восточной керамики. Появилась идея о закрытии «бесполезного и убыточного» предприятия.

В годы царствования последнего российского императора Николая II (1894–1917) , благодаря техническим новшествам предыдущего периода, завод достигает образцового состояния в техническом и технологическом отношениях.

В 1918 году предприятие национализировали. Фарфор 20-х годов ХХ века — это, пожалуй, одна из самых интересных и удивительных страниц в истории декоративно-прикладного искусства, исторически правдиво, в совершенной художественной форме отразившего настроение первых лет пролетарской революции.

Установки социалистического реализма на решение идеологических задач и официальный стиль государственных заказов 1930–1950 годов в фарфоре на ЛФЗ не получили одиозного характера. Спасли вековой опыт изготовления парадных ваз, картинной и портретной живописи, великолепное профессиональное мастерство.

Бережное использование наследия прошлого, непрерывность развития и постоянное обновление традиций художественного творчества и сегодня являются неотъемлемой чертой петербургской школы искусства фарфора.


Использованы материалы официального сайта Императорского фарфорового завода.