Дмитрий Виноградов

               Дмитрий Иванович Виноградов  родился в Суздале в 1720 году в семье священника Богородице Рождественского собора. Почти ничего не известно о детских годах Дмитрия Ивановича.  Его отец, желая дать хорошее образование, отправил сына учиться в Москву, в Славяно-Греко-Латинскую Академию около 1730-33 гг. Примерно в это время состоялась  первая встреча еще весьма юного Дмитрия (ему было не более 13 лет) и молодого девятнадцатилетнего Михайлы Ломоносова. Они стали хорошими друзьями, несмотря на большую разницу в возрасте и в характере.  Ломоносов отличался более строгим и серьезным нравом, а  Виноградов имел легкий и очень веселый характер, в детстве был очень склонен к забавам и проказам, но несмотря на это,  любил науку и желал потрудиться во славу России, ничуть не меньше чем его более известный друг. С Ломоносовым они учились вместе в Академии в Москве и вместе, в числе 12 наиболее одаренных ее студентов, в 1735 году были направлены для дальнейшего обучения в Академию наук Санкт-Петербурге.

               Из столицы вместе с М. В. Ломоносовым и Р. Райзером  Дмитрия Виноградова в 1736 году отправили для продолжения  учебы в университет немецкого города Марбурга "для изучения между прочими науками и художествами особливо… химии и металлургии". Виноградов вернулся в Россию в 1744 году со свидетельством о присвоении ему звания "бергмейстера"- горного инженера. Президент Берг-Колеггии,  В.С. Райзер доложил позже на заседании, что "из всех иностранных мастеров не знает ни одного, который по знаниям превзошел бы Дмитрия Виноградова". Последний отныне должен был работать при рудниках, по горному ведомству. Но судьба распорядилась иначе.

                Впервые изделия из фарфора, или, как его тогда называли "порцелана" ("порцелина") привез в Европу из Китая в конце 13 века известный путешественник Марко Поло. До начала 18 века Китай так и оставался единственным поставщиком фарфора для дворов европейских монархов. Фарфоровые предметы ценились настолько высоко, что покупались буквально на вес золота, т.е. за них отдавали столько золота, сколько они весили. Естественно, что европейцы стремились получить свой "порцелан", ведь обладатель секрета изготовления фарфора мог бы стать безмерно богатым.

                 В 1709 году немецкий химик И. Бетгер сумел добиться нужного состава фарфоровой массы и после обжига получил первые настоящие фарфоровые предметы. После открытия Бетгера в городе Мейсен было основано производство фарфора, который стали называть "саксонским" или "мейсенским". 

                 Большая любительница роскоши императрица Елизавета  стремилась иметь собственное фарфоровое производство. В Россию был приглашен некий И. Гунгер, который, якобы, владел секретной формулой изготовления фарфоровой массы. Ему было приказано  "для ее императорского величества учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания голландской посуды, також и чистого фарфора так, как оный в Саксонии делается". Новую мануфактуру поместили в одном из кирпичных заводов под Петербургом. Елизавета Петровна поручила управляющему Кабинетом барону И. А. Черкасову надзор за организацией «порцелиновой» мануфактуры. По  инициативе Черкасова к Гунгеру приставили молодого помощника Дмитрия Ивановича Виноградова.

                    Однако никакого секрета Гунгер не знал. После его увольнения осталось "только пол - дюжины чашек, да и те не имели ни цвета порцелинового, ни формы: были черны и покривлены". Производством русского фарфора стал заниматься русский ученый Дмитрий Виноградов. 

По сохранившимся сведениям, первые успешные образцы Виноградов получил в январе 1746 года, но продолжал работать над совершенствованием рецептуры фарфора до своей смерти в 1758 году.

                 В отличие от Гунгера, который действовал по готовым рецептам, не подходившим к местным условиям, Виноградов подошел к делу экспериментально: последовательно ставил опыты, сравнивал результаты и записывал их в специальный журнал. Он применял глины различных месторождений, экспериментировал с составом материалов, менял режим обжига. Кроме создания самого рецепта фарфора нужно было еще разработать глазурь для росписи фарфоровых изделий. Глину подготавливали в подмосковной Гжели, затем в виде брусков доставляли в Петербург. Мельницы для подготовки шихты (смеси компонентов) и печи для обжига Виноградов сконструировал сам.

               В конце 1746 г., использовав  гжельские белые глины, олонецкий кварц и алебастр (природный гипс), при обжиге 600—900°C Виноградов смог получить удовлетворительный фарфор. Второй обжиг, после покрытия изделий глазурью, проводился при температуре около 1400°C. Основная трудность состояла в чистоте технологического процесса, предохранении белоснежной фарфоровой массы от продуктов горения, а также от коробления и растрескивания изделий. Постепенно, Виноградов разработал технологию производства фарфора, и создал поистине замечательный фарфор, качеством своим изумивший Европу. По своему химическому составу фарфор, полученный Виноградовым, не уступал мейсенскому. Шаг за шагом, совершенствуя технологию, Виноградов записывал результаты своих опытов в дневник. Эти записи сохранились, они зашифрованы: таково было условие Черкасова, продиктованное требованиями времени. До нас дошли подлинные работы Д. Виноградова - "Заметки о фарфоре" и рукопись "Обстоятельное описание чистого порцелина как оной в России при Санкт- Петербурге делается купно показанием всех к тому принадлежащих работ". Виноградов, принимаясь за свой труд, указал в предисловии 3 главных мотива, подтолкнувших  его к столь важному или, лучше сказать, отважному предприятию: первая причина – «по  должности», вторая – чтобы приемники его, имея всегда пред глазами описание всех молчаливых опытов, ошибок и пр., не могли «с прямого пути сбиться, а также вновь того в поте лица не искали, что уже прежде с великим трудом искано и опытами засвидетельствовано»; третья причина – «наивяще в том состоит, чтобы обманщики, волочаги и сумасброды впредь нас не могли обмануть».

                 В столь трудном деле Виноградову,  помогла его прекрасная научная эрудиция, образование, но главным, была бесконечная преданность  России, и удивительная бескорыстность его души. В силу того, что рецепт фарфора являлся государственной тайной, его никуда не отпускали с завода. Родного Суздаля и своих родных он никогда уже более не увидел, своей семьи он так и не создал.

               Поиск наилучшей технологии естественно сопровождался неудачами. За малейшую провинность из Петербурга от раздраженного Черкасова поступало приказание: мастера лишить жалованья, бить плетьми - для этого к Виноградову специально приставили гвардейца. Трудно поверить, что с выдающимся ученым, лучшим выпускником петербургской Академии наук, образованным европейцем, своими трудами составившим славу России, обращались как с колодником. Это происходило в крепостнической России, но и с Бёттгером, изобретателем европейского фарфора, в Саксонии поступали так же. Он был прикован цепью за ногу к своей печи в замке Альбрехтсбург, чтобы не убежал и не передал секрет производства фарфора другим. Вот он какой - просвещенный восемнадцатый век!

               Одиночество и фактически отсутствие любой моральной поддержки тяжело повлияло на Виноградова. Здоровье Виноградова сильно пошатнулось, легкоранимый человек, он  с трудом мог сносить такое обращение. Он был лишен всякой административной власти на заводе,  подвергался разного рода издевательствам и унижениям. Он стал пить, за ним установили наблюдение, боясь, что он раскроет секрет фарфора еще кому-нибудь.

               Первым живописцем порцелиновой мануфактуры в Петербурге в 1749 г. стал мастер финифтяного дела Иван Черный, с ним работали его сыновья и внуки. Ивана Черного, которому было более 60 лет, тоже держали на цепи и били плетьми.

             Но облегчение своим страданиям Дмитрий Иванович при жизни  так и не получил . Вскоре был издан приказ "сажать на цепь, доколе в исправление придет"! Видно, его психика была уже очень серьезно подорвана невероятно жестоким обращением и одиночеством.. И свое "обстоятельное описание чистого порцелина" ( главный труд его жизни), он заканчивал, сидя на цепи. 
За всю свою жизнь он не был ни разу удостоен какой-либо благодарности или награды. А между тем мануфактура перед смертью Дмитрия Ивановича Виноградова представляла собой вполне налаженное производство фарфоровых изделий различного назначения. Но стоило это, жизни ее основателю. 
             21 августа 1758 года Дмитрий Иванович Виноградов неожиданно и серьезно заболел, врач, присланный из Кабинета не смог установить диагноз, и 25 августа, после исповеди и причастия, Виноградов умер.

            Он был погребен на Спасо-Преображенском (Фарфоровском) кладбище  Санкт-Петербурга. Могила, за которой некому было ухаживать, затерялась еще в 18 веке.

           Самая ранняя из дошедших до наших дней вещей, произведенная Виноградовым, датирована 1748 годом. В 1750 году Елизавете Петровне преподнесли ко дню рождения фарфоровую табакерку, изготовленную на ее собственной "порцелиновой" мануфактуре.

6

Пробная чашка. 1749-1750 гг. Д Виноградов

            Первый период в истории мануфактуры называют "виноградовским". Сегодня в музеях сохранились всего девять изделий с маркой самого Виноградова (W), поэтому все они представляют огромную ценность.